Обратная связь

имя • e-mail • ваше сообщение

Отправить
 

Семейная школа

Народная сказка: ожидания и сомнения

Актуальные проблемы понимания сказки в пространстве современной родительской культуры.

"...не сказка отжила свой век, если мы разучились жить ею;
а мы исказили свой душевно-духовный уклад,
и мы выветриваемся и отмираем, 
если мы потеряли доступ к нашей народной сказке."
Иван Ильин.

Вокруг сказки – одного из самых востребованных жанров в современной культуре – сложилась сегодня парадоксальная ситуация.

С одной стороны - вот уже более двух столетий плодотворных научных исследований, посвященных генезису сказки, ее структурным особенностям и вариативности сюжетов, типологии и семиотике, архаическим и фольклорным прототипам, отражению в ней этнической самобытности и даже базисных структурных образований (паттернов) человеческой психики.

С другой стороны – невозможно не отметить, что той основной областью, где сказка бытует в повседневности, где традиционно выполняла она роль своеобразного "консерванта" и транслятора культуры, где раскрывалась и воспринималась ее сокровенная смысложизненная глубина – этой областью является семья. Однако здесь актуальные для науки вопросы об исторической, мифологической или психологической подоплеке сказочных мотивов и образов оказываются безразличны современному читателю сказки (как правило, взрослому, а точнее – родителю) и слушателю ее (т.е. - ребенку).

В самом деле, в пространстве семейной культуры вопросы о том, является ли Баба-Яга покойником, лес – местом инициации или сферой, соответствующей бессознательному в человеческой психике, а образ Царь-Девицы – отражением матриархальных отношений - и пр. пр. - не имеют решающего значения для понимания и восприятия сказки. Здесь – при условии, что в семье не утрачено педагогическое начало - важно иное: что именно "для всех народов и для всех времен важное и нужное" несут ребенку сегодня сказочные тексты? На что намекают? Если, доверяя именитым авторам предисловий к сборникам сказок "сказка учит различать кривду от правды, добро от зла", то как, собственно, приложить это к конкретной сказке?..

"Глупый киснет, а умный все промыслит"
(русская поговорка)

В традиционной культуре сказка играла консервативно-охранительную и направляющую роль в становлении личности и жизненного выбора. Множество сказочных текстов запечатлели своеобразную систему координат, действуя в которой человек учится различать и преодолевать на своем пути гибельные для него соблазны. В отличие от массовой культуры, активно предлагающей сегодня ребенку искушения взрослого мира, сказка предостерегала от них.

Горизонтальное измерение сказки, в котором происходит ее действие, часто отмечено высшей степенью напряжения человеческих сил - когда счет самого времени ведется не на часы и минуты, но на число сношенных железных сапог. Из этой испытывающей предельности сказка выводит своих героев, а вместе с ним и слушателей, в иное измерение бытия - вертикальное, открывая возможность встречи с тем таинственным, что сверх естества. Особый статус чуда в архитектонике сказки задает важнейшую смысложизненную интенцию – непреложный закон упования и надежды в самых сложных жизненных ситуациях. Если герой – на пути Истины и Добра, он не останется без ответа.

С другой стороны, среди сказок сохранились и такие тексты, в которых отражена симптоматика болезней народного духа, романтизация антиценностей. Они не могут не быть обнаружены вдумчивыми родителями. Вызывая массу вопросов, сомнений они рождают известную подозрительность и к жанру народной сказки вцелом.

Истоки становления ценностного сознания в мироощущении народа непосредственно связаны с влиянием на ребенка социокультурого микрокосма родительской семьи. Между тем, исследование и систематизация актуальных вопросов современных родителей, касающихся сказки, обнаруживает типичную проблему, связанную с утратой понимания ее, как культурного текста.

Подлинное понимание сказки, ее специфической, тонкой дидактики, человек начал терять уже давно. Замечательный русский философ И. Ильин еще в начале прошлого, XX-го века, так говорит об остроте проблемы поиска "подступа" к сказке:

"Что надо сделать, чтобы сказка, как избушка на курьих ножках, стала к лесу задом, а к нам передом? Как нам увидеть ее и зажить ею, чтобы раскрылась нам ее вещая глубина, и стал ясен ее подлинный духовный смысл?"

А ведь понимание текста культуры - это ключевой механизм внутрисемейного взаимодействия, в ходе которого и становится возможной передача культурных образцов от родителей к детям. Непонимаемое, спорное оказывается за пределами культурного поля семьи или приобретает роль одной из забав в череде детских развлечений. Так, стремительное обесценивание таких жанров традиционной культуры, как пестушки, потешки, прибаутки и колыбельные едва ли не полностью вытеснило их из материнского фольклора в сферу сугубо научных изысканий.

В отношении сказки подобная тенденция наблюдается в значительно меньшей степени. Сказка по-прежнему востребована. Относительно ее роли в личностном становлении ребенка сохраняются определенные ожидания родителей. А вот в иллюстрации, мультипликации и кинематографе сказка сегодня нередко теряет даже характер забавы и превращается в растиражированный комикс.

"Не только для шапки голова на плечах"
(поговорка)

Современный взгляд на сказку глазами взрослых членов семьи сформировался в мире, где, во-первых, в течение ряда десятилетий были утрачены традиции религиозного воспитания, а, во-вторых, давно уже читают сказки по книгам.

Первое, на наш взгляд, во-многом объясняет "затемнение" для восприятия смысложизненных, сакральных доминант аксиоматики сказки - тех, что непосредственно связаны с темами жизни и смерти, естественного и того, что сверх естества, со смыслом страдания и сострадания, с чудесным ответом на призыв героя, достигнувшего таинственного предела, перед которым его собственные силы - ничто.

Второе обстоятельство - логосное отношение к сказке, как к книжному тексту - закономерно порождает и логику типичных вопрошаний: в чем смысл? идея? намек? почему так? как одно действие связано с другим и оба - с заповедями нравственного закона? что из всего этого вытекает?.. Подобного рода рефлексию над печатным текстом современные взрослые читатели сказок (мы говорим о родителях) усвоили со школьной скамьи, анализируя литературные произведения. Интересно, что в отношении классических авторских обработок народных сказок не возникает трудностей осмысления: они, как правило, представляют собой не только совершенную художественно-поэтическую форму, но и являются своеобразной адекватной "подстройкой" под восприятие читателя. Проблема же с внятным пониманием фольклорного текста, в свою очередь, провоцирует недоверие к источнику и, как следствие, исключение его из круга домашнего чтения.

Сомнение в полноценности сказочного текста, в воспитательной целесообразности его адресации собственному ребенку, по нашему многолетнему опыту работы с родителями, может определяться и следующей веской причиной. Тем родителям, которые принципиально небезразличны к содержанию впечатлений, получаемых их детьми, и избирательны в отношении источников этих впечатлений, свойственна некая "аксиологическая подозрительность" (аксиология - от греч. axia - ценность и logos - слово). Это фактор, вкупе с такими важнейшими характеристиками культуры родительства, как компетентность и ответственность, на наш взгляд, имеет немаловажное значение при формировании в мире семьи определенной культурной среды. При этих условиях особенно востребованными здесь оказываются такие тексты культуры, которые отвечают духовным, нравственным, эстетическим запросам и одобрению взрослых членов семьи.

"Доверяй, но проверяй..."
(русская поговорка)

Практика исследования основных сложностей понимания сказки в пространстве культуры современной семьи, систематизация типичных вопросов, возникающих у родителей, позволяет предположить, что именно ценностные (аксиологические) аспекты являются ведущими при обращении и определении отношения к этому фольклорному жанру.

Проблема понимания ценностных доминант народной сказки может находить свое крайнее выражение в полном ее отрицании и обвинении в "жестокости", "вульгарности", "порочности героев" и т.п.. Но весьма характерным является и выдвижение целого ряда вопросов, задаваемых с заинтересованной позиции человека, привыкшего доверять своей культурной традиции.

В ходе небольшого исследования типичных трудностей понимания народной сказки, проводимого в течении 5 лет (с 2001 - 2006 год) в Семейном центре родительского опыта "Рождество" (г. Москва) среди родителей, посещающих здесь различные семинары, было опрошено 240 человек, имеющих высшее или среднее специальное образование. Проведенная нами классификация вопросов, возникающих у родителей по поводу сказок, позволяет выделить три основных раздела:

1. Вопросы, касающиеся жанровых особенностей сказки. (2 % от общего числа вопросов).
2. Вопросы, связанные с психологией восприятия сказки. (Около 10 %).
3. Вопросы, связанные со смысловыми доминантами сказки.(78 %).

В отдельный раздел условно можно также выделить вопросы (ок. 4 %), касающиеся интерпретации сюжетов конкретных сказок (здесь неизменно лидирует "Курочка Ряба"), а также определенный процент вопросов (6 %), посвященных "мрачному колориту" ряда сюжетов: членовредительству, поеданию, разрубанию на части и пр. "жестокостям".

Вопросы, касающиеся жанровых особенностей сказки, связаны с ее генезисом, отличительными чертами, проблемой отделения от мифов, житийной литературы, фэнтэзи, авторских сказок, с причинами вариативности сюжетов и пр.

Основные проблемы, связанные с психологией восприятия сказок детьми затрагивают вопросы, касающиеся:

- адекватности того или иного сюжета возрасту ребенка,
- правомочности толкования ему смысла сказки,
- разграничения в детском сознании мира вымысла и реальности,
- "взаимоотношений" со "страшными" персонажами,
- детских страхов и фантазий на сказочные темы,
- копирования ребенком положительных и отрицательных сказочных героев,
- способов подачи сказки современному ребенку и т.д.

Основной предмет нашего интереса в контексте аксиологического подхода к интерпретации сказки - типичные вопросы, связанные с пониманием сказки и ее смысловых доминант. Мы систематизировали их по нескольким подразделам, позволяющим выделить основные содержательные проблемы. Формулировки вопросов оставлены в исходном виде (как формулировали респонденты); сами вопросы из общего тематического ряда выбраны произвольно.

Проблема счастья в сказке и его поиска.
Наиболее характерные вопросы, возникающие у родителей:
- Почему в сказках так много плачут положительные герои?
- Почему героям сказок не сидится дома, на месте?
- Зачем держать путь, не зная куда?
- Что сказка считает счастьем, а что несчастьем?
- Почему добрые (особенно женские персонажи) - несчастливы?
- Почему герои (особенно героини) не борятся за себя, за свое достоинство?
- Почему счастье выпадает дураку?
- Почему на долю героев в сказке выпадает столько страшного: родные их предают, умерщвляют жестоким образом, оставляют на трескучем морозе?...

Проблема романтизации антиценностей в сказке.
Наиболее характерные вопросы родителей:
- Обязательна ли мораль в сказке?
- Как относиться к сюжетам, где действуют ловкие воры?
- Почему порок приводит к выигрышу?
- Отчего богатые, цари и попы - часто выступают отрицательными героями, а бедные - положительными?
- Почему простодушный оказывается в дураках, а хитрец при своей выгоде?...

Проблема перемены доли мужчины-героя через мудрую жену.
Наиболее характерные вопросы:
- Кто в сказке главный - муж или жена?
- Почему сказочные жены оказываются мудрее своих избранников?
- Идеал мужа в сказке? Идеал жены?
- Почему часто мужчины подчиняются сказочным женам?
- Откуда девы и жены знают то, чего не знают их женихи и мужья?
- Почему герой решает свои проблемы чужим умом?..

Проблема подмены личного героического усилия волшебным средством.
Наиболее характерные вопросы, возникающие у родителей:
- Какая сила в сказке стоит за волшебными предметами?
- Откуда берутся чудесные помошники героев и почему они им помогают?
- Что важнее для образа героя: собственная воля и сила или использование волшебства?
- Сверхъестественные персонажи в сказках, что за ними стоит; почему одни помогают героям, другие - им вредят? что зависит от самого героя?
- Какой же герой - герой, если его личные качества оказываются менее ценными для достижения цели, чем всякие чудесные средства, которыми он пользуется?
- Баба-яга, Змей Горыныч, Кощей Бессмертный - что за образы?

Проблема милости и справедливости в сказках.
Наиболее характерные вопросы:
- Почему в сказках так много жестокости по отношению к своим и чужим?
- По какому принципу осуществляется в сказках наказание злодеев: око за око или того хуже?
- Какова сказочная философия воздаяния и наказания?
- Читать ли детям "страшные" сказки, в чем их смысл?..

Проблема языческих истоков и христианских мотивов в сказках.
Наиболее характерные вопросы:
- Как относится к сказочному колдовству и волшебству?
- Различает ли сказка сверхъестественные силы (чистое - нечистое)?
- Как сказка относится к нечистой силе, к черту и пр.? Почему некоторые герои вступают с ним в сговор?
- Впитала ли сказка христианское мировосприятие?...

Наш опыт систематизации типичных трудностей понимания сказки и подхода к интерпретации ее содержания через призму ценностей и смысловых доминант русской культуры нашел свое выражение в разработанном авторском семинаре для родителей "Ключи к русской сказке". И вот что отмечают родители: вроде про сказочки рассуждая, обнаруживается вдруг, что, на самом-то деле, всматриваемся мы в тайны души самого народа, в его "индивидуальный лик", в самобытность культурной традиции, к которой и сами принадлежим... Так, сказка, открывая окно в мир ценностей и предпочтений, сомнений и ожиданий русского народа, связывает нас не столько с прошлым, но с той традицией, что позволяет лучше понять устроение культурной ткани современности.

 

Семинар-практикум "Ключи к русской сказке"


В каком формате проходит промежуточная аттестация?

 Онлайн-тестирование по всем предметам.  

Как проходит промежуточная аттестация?

После получения доступа к своему курсу Вы можете ознакомиться с требованиями к аттестации и скачать вопросы для подготовки.

Вы можете выполнять онлайн-тесты по мере готовности в любое время в течение года.

По окончании выдается справка от аккредитованной школы.

 

Узнайте подробности...

Яндекс.Метрика